История одного спасения…

Декабрь 25 2016

Жила у нас на хуторе при селе одна бабушка, настолько древняя, что никто толком и возраста её не знал. Была она приезжая, с людьми особо не общалась и к ней никто особого внимания не проявлял. Еще когда наш сельский храм был закрыт люди заметили, что она приходила ложилась и перед запертой дверью молилась и плакала, а вот когда уже храм открыли, она стала приносить и подкидывать деньги в корзину для пожертвований, но ни с кем не говорила и всегда отвечала, что это показалась откуда у нее бедной старухи деньги. Жила она и вправду аскетично: коза да пенсия, вот и весь её видимый доход. Но каждую службу она продолжала ходить в храм и молилась, но на исповедь не подходила к священнику, тая свой грех в себе.

Когда я уже поступил в духовную семинарию, собираясь в дальнюю дорогу я все решился подойти и спросить у нее причину такого странного по сельским меркам поведения. И она поведала мне историю своего страшного греха и его искупления.

Была она женою первого секретаря горкома партии в крупном городе, работала директором школы и за все каждый день благодарила товарища Сталина. А вот когда тот умер, она не смогла смириться с утратой своего кумира, бегала босой и проклинала мир за то, что тот продолжает жить, когда не стало Сталина. Она не хотела жить сама и просила, что бы она и муж ее и дети умерли, лишь бы жил «отец народов». Почти так как она просила вскорости и случилось. Она угодила в психбольницу за попытку руки на себя наложить, погибли её дети в ДТП, вскоре умер от горя и муж. К тому времени как ее выписали из больницы, ей некуда было больше идти, семьи нет, на работу после такого лечения ее не востанавливали и уехала она туда, где ее никто не знал.

Но когда она лечилась, во сне несколько раз видела странный храм, он был то весь в запустении, но иногда она видела его красивым белоснежным, с золотыми куполами. И представьте теперь удивление убежденной атеистки, когда она случайно на фотографии в архиве его увидела. Она даже специально приезжала в наше село убедиться, что этот храм ей не пригрезился. Не найдя логического объяснения своему сну, она продолжала работать в архиве до самого выхода на пенсию, но жизнь у нее не складывалась, стоило ей с кем-то сблизиться его или переводили куда-то или он не хотел ее видеть, хуже, когда кто-то из тех, кто становился ей дорог, вдруг скоропостижно умирал. Это и стало причиной ее боязни общаться с людьми, а провести работу над ошибками ее заставил один случай. На похоронах одного ее коллеги ей сунул кто-то в руки иконку, а на обратной стороне ее были напечатаны «10 Заповедей» Ей как кнутом по разуму стегануло и она поняла отчего обрушила она сама на себя все беды в жизни и не стоит ей в них винить ни людей, ни Бога, ни Сталина, это она сама сотворила себе кумира в сердце и ради него прокляла всю свою семью и всех своих близких. Поэтому, выйдя на пенсию, она приехала и поселилась там, где из окна был виден храм, который ей снился и остаток дней своих молила о прощении, но не столько за себя о за своих близких, которых её глупый поступок лишил жизни.

Я стоял перед ней и не знал как поступить, жалось к этой несчастной старухе переполнялась радостью за нее, что она все же проснулась и смогла сама найти путь к окошку, в котором виден храм. Я обнял ее и прошептал: «Радуйся, Господь тебе в больнице еще указывал путь ко спасению. Это он показал тебе во сне Храм, в котором ты услышишь о Его Прощении. Он простил людей еще когда взошел на Крест ради их спасения и ждет от человека, когда тот примет его прощение» На второй день старухи не стало, она ушла к Тому, кто ждал ее лично сообщить о Спасении. Я же получил взыскание от настоятеля, за то что не должен был принимать ее исповедь, но так как мне предстояла дорога, то сразу же и прощение за самоуправство.

Конечно же я был не прав сообщая ей о прощении, для этого и нужен священник, но женщине этого хватило, чтобы примириться со своей совестью. По большому счету, ведь и священник не отпускает грех, а лишь уполномочен сообщить кающемуся о прощении. Человеку нужно услышать эти слова от кого-то для прекращения собственного страдания.