Пропаганде мало крови?

Август 29 2015

27 августа сразу несколько сайтов опубликовали сенсационную новость: «В Корсуне Черкасской области пономарь местного храма, принадлежащего УПЦ МП, Михаил Лысенко, напал с ножом на священника УПЦ КП Ростислава Былу.» Почти идентичный текст и одинаковые фотографии явно указывают на общий источник – факт, свидетельствующий о том, что сайты не перепроверяли опубликованную ими информацию.

Такие сайты как apostrophe.com.ua, pohlyad.com, lb.ua, novostiua.net и другие без зазрения совести опубликовали джинсу на правах рекламы, правда, забыли об этом оповестить читателей. Не правда ли, до странности одинаковая оперативность в один день дружно опубликовать новость за 12 августа? Все сайты дали одинаковую интерпретацию события, поставив явно заказанный кем-то акцент на то, как пономарь московского патриархата с криками «за Русский мир» пытался убить священника киевского патриархата, нанеся аж 8 ножевых ранений. Забыли информаторы упомянуть при этом одну немаловажную деталь: до поножовщины потерпевший с нападавшим пили за одним столом. А также опустили и тот факт, что свидетели инцидента, которые якобы предотвратили непоправимое, тоже служат в церкви Киевского патриархата и оказались там не случайно. Получается странная штука, что нападавший наносил удары в лоб и в шею только священнику и не зацепил никого из его единоверцев.

Если посмотреть на фотографии потерпевшего, то первое, что приходит на ум – странный способ зарезать, нанося удары ножом в лоб.

К тому же и нож, похоже, был совсем тупой: удары в горло нанесли лишь неглубокие порезы. Квалификация преступления – «нанесение легких телесных» – явно не указывает на глубокие колотые раны. Поразительное везение у пострадавшего: 5 из 8 ударов ножом в горло и только «легкие телесные». Глядя на порезанное ухо, мне почему-то вспомнился Булатов с его ушами, чудесным образом отросшими в должности министра. Любопытный момент еще и в том, что, прежде чем вмешаться, свидетели наблюдали какое-то время, как нападавший кромсал жертву. Чтобы пьяному человеку достать нож и нанести 8 ударов, требуется время. Ограничиться «легкими телесными» с пяти ударов ножом в шею мог только совсем пьяный мужчина. Или это должен был быть столовый прибор, попавший под горячую руку – им как раз можно нанести не смертельные удары в жизненно важные органы, не повредив ни одну артерию. Совсем не заинтересовала журналистов и причина, по которой нападавшего задержали лишь на второй день после совершения преступления: никто даже не предпринял попыток как-то его задержать на месте преступления. Хотя у свидетелей был явный физический перевес.

Вещдоки по делу изъяли на второй день, и от них никто не пытался избавиться. Этому могут быть только два объяснения: или нападавший был так пьян, что не протрезвел до приезда милиции, или он вовсе не знал о покушении до момента ареста, а «улики» были кем-то сфабрикованы.

В любом случае с учетом того, что инцидент произошел вследствие совместного распития спиртных напитков, указывает на возникшую между собутыльниками алкогольную нетерпимость, пока кому-то через две недели после события не понадобилось превращать это в межконфессиональный конфликт. Стоит задуматься, насколько чистоплотны СМИ, если выносят проблему под таким острым углом, даже не удосуживаясь проверить все факты. Зачем кому-то понадобилось раздувать пьяную поножовщину в  межконфессиональный конфликт и продвигать материал с такими оценками события? Неужели тридцать сребреников стоят той крови, которую могут спровоцировать подобные публикации?

Читайте также: «Народ Украины в жертву олигархам.»

В чем тут патриотизм или объективность? Я лично нашел в подаче жареных фактов лишь попирание журналисткой этики и разжигание конфликта. Неужели их у нас в стране мало и без того? Кровь продолжает литься с момента Майдана по всей стране. Куда больше? Украина рискует захлебнуться. Публикация подобных выбросов – преступление, не имеющее сроков давности, и за него рано или поздно придется нести ответственность. Не получится съехать на «не знал или не понимал». Журналисты обязаны знать, понимать и думать, что публиковать, и какие последствия будет иметь сказанное ими слово.