Трибунал солдатских матерей.

Февраль 6 2015

По обе стороны линии фронта люди в Украине хотят мира, но продолжается война. Это в умах людей она информационная, а там, на линии противостояния, убивают и калечат. Смерти все равно, воин ты или мирный житель. Люди гибнут каждый день и все они чьи-то дети. Все говорят о том, что войну надо прекратить, правда видят решения разные: от стирания ракетами Донбасса до бомбардировок Киева. Пропаганда создала войну и не остановится, пока снаряд не прилетит в редакцию.

Матери выплакали море слез и проклинают тех, кто развязал эту всеукраинскую бойню. Их по разные стороны линии фронта объединяет общее горе, они как никто другой заинтересованы в том, чтобы назвать настоящего убийцу своего ребенка. Обществу нужна одна общая правда, одна оценка событий. Пролитая кровь требует справедливости и осуждения преступления. Необходим общий трибунал, который сможет оценить все факты и разобраться в произошедшем. Матери погибших должны стать основой присяжных народного трибунала. Обвинителей у нас предостаточно. Нужно, чтобы на общий суд каждая сторона вынесла свою правду и и предоставила неоспоримые факты. Общеизвестной бывает только ложь и аксиомы. Обвинение это теорема, требующая доказательства. Трибуналу предстоит еще раз пройти путь, которым проследовала страна к разделению и по каждому эпизоду провести беспристрастное расследование.

Кто поднял волну протестов? Кто подставил студентов под удар «Беркута», как и куда пропадали люди, кто стрелял в безоружных, кто и кого сжигал заживо?

Читать также: «Активисты майдана экстремисты!» считают в БПП.»

Необходимо установить всех причастных и определить меру их ответственности. Думаю многим пора облегчить свою ношу и дать показания своей причастности. Справедливый трибунал найдет милосердие к помилованию раскаявшихся и последние, в этом случае, лишатся в будущем только политической карьеры. Трибунал в открытом процессе должен назвать виновных.

Бездоказательные выводы — инструмент пропаганды. Мы уже достаточно обвиняли, пользуясь неподтвержденными фактами. На чем строятся обвинения в СМИ для вменяемых людей зачастую остается загадкой. У каждого своя правда лишь потому, что нет объективности. Презумпцией невиновности должен иметь возможность пользоваться каждый гражданин, пока вина его не будет доказана.

Трибунал, которому общество выразит доверие, объективно рассудит. Давление на судей должно быть недопустимым, за такие попытки надо сразу изолировать до окончания процесса.  Вердикт должен признаваться всеми, приговор и помилование — исключительная компетенция трибунала. Не допустимы эмоциональные оценки, никаких инсценировок, только оценка  доказательно базы. Выступление сторон допускается в рамках  процесса и опираясь только на факты, а не домыслы и чьи-то мнения. Пролить свет на темные моменты в организации событий поможет допрос свидетелей и оценка улик. Нельзя словно флагом прикрыться одними жертвами и не замечать других. Недопустимо, чтобы обвинения оппонента в смерти своих сторонников строились на домыслах. Заседания трибунала нужно транслировать в прямом эфире, чтоб он стал для страны своего рода Нюрнбергом. Именно тот международный процесс над нацизмом перевернул сознания миллионов немцев, дал им опору в новой жизни. Украина должна очиститься от пропаганды, чтобы выйти на путь к процветанию.

Сегодня нет правового поля, в рамках которого может быть принято решение о создании трибунала. Но в рамках того же правового поля нет и войны. Правилами войны недопустим обстрел мирных жителей, но он есть. Значит, если народ хочет мира, любой путь к нему может быть востребован. К годовщине гибели пассажирского лайнера европейский суд так и не дал заключения, кем и откуда был выпущен смертельный заряд. Когда так необходимо развеять обвинения пропаганды. Минимум одна из сторон дает не правовую, а политически целесообразную оценку. Одна из взаимоисключающих версий событий является ложью.

Народ может в такой ситуации потребовать отдать весы правосудия в руки матерей, сплоченных общим горем. Половина с одной стороны, половина с другой, чтоб не было оснований обвинить их в предвзятости. Более того, их общая боль только им дает право помилования.

Ели такой шаг поможет закончить войну и спасти миллионы жизней, значит их дети погибли не напрасно.